Борис Гельфанд: «Шахматы делают меня счастливым!»

Борис Гельфанд: «Шахматы делают меня счастливым!»

152
0

Длительное время Борис Гельфанд входил в число сильнейших шахматистов мира. Гроссмейстер известен своими аналитическими способностями, страстью к игре и почитанием Акибы Рубинштейна. В интервью ChessBase Гельфанд комментирует предварительные итоги Турнира претендентов и рассуждает о том, почему молодым шахматистам полезно изучать классические партии.

Йоханнес Фишер: Борис, Турнир претендентов-2020 в Екатеринбурге — последние шахматные соревнования, которые были прерваны на фоне пандемии коронавируса. К сожалению, участники успели сыграть только семь туров. Какое впечатление от партий сложилось у вас? Есть ли поединки, которые запомнились больше остальных?

Борис Гельфанд: В первых турах мы действительно увидели немало интересных игр. Концовка партии Яна Непомнящего против Аниша Гири в первый игровой день была восхитительна, как и победа Яна над Ван Хао.

ЙФ: Вы многократно участвовали в турнирах претендентов. В 1991 году вы впервые квалифицировались на эти соревнования, а в 2013-м были среди тех, кто боролся за право сыграть с Вишванатаном Анандом в матче за звание чемпиона мира. Что отличает Турнир претендентов и поединки между его участниками от других топовых шахматных событий?

БГ: Я всегда считал турниры претендентов самыми важными мероприятиями в шахматном календаре. В детстве мне нравилось читать книги о матчах шахматистов, претендующих на мировую корону. Особенно отмечу циклы 1959, 1962, 1965 и 1968 годов.

Я всегда стремился квалифицироваться на турниры претендентов и преуспеть на них. Мне казалось, что это важнее, чем сохранение или улучшение рейтинга Эло. Турнир претендентов — то, чего мне не хватало в период 1996-2006 годов. Разница между этими соревнованиями и любыми другими заключается в том, что важна только победа. Стать вторым нельзя. Это не будет «хорошим результатом» — у турниров претендентов есть только победитель.

ЙФ: Что нужно, чтобы победить всех претендентов и стать участником матча за звание чемпиона мира?

БГ: Шахматисту потребуется сочетание нескольких факторов: собственное умение играть под давлением, блестящая подготовка физического и интеллектуального характера. Разумеется, необходима и частица удачи.

Смотрите также:  Легендарное шоу с участием Фишера

ЙФ: Как игроки готовятся к турнирам претендентов?

БГ: Я всегда усердно тренировался дважды в день. Часто приглашал кого-то из коллег присоединиться ко мне и моему тренеру Александру Хузману во время таких тренировочных сессий.

ЙФ: Давайте вернемся в прошлое. Вы помните свои ощущения после того, как стали участником Турнира претендентов в 1991 году? Какие эмоции сопровождали завершение квалификации?

БГ: Разумеется, я все помню! Мне было всего 22, уверенность в себе была невероятной. Я считал себя одним из сильнейших игроков мира и полагал, что квалифицировался на Турнир претендентов заслуженно — иначе и быть не могло!

ЙФ: Изменились ли ощущения через 22 года, года вы стали участником Турнира претендентов в Лондоне? За год до этого вы играли в матче за звание чемпиона мира и едва не победили Ананда. Теперь же вам приходилось играть против нового поколения топовых игроков.

БГ: Моя мотивация находилась на предельном уровне. Я был готов к тому, чтобы победить в Лондоне и снова стать участником матча за мировую корону. Мне были хорошо известны все соперники. К сожалению, турнир не стал для меня успешным. Но подготовка помогла во время последующих соревнований. Считаю, что в 2013 году играл в лучшие шахматы в своей карьере.

ЙФ: С 1991 по 2013 год вам удалось сыграть в семи чемпионских циклах. Что из событий этого периода запомнилось вам больше всего?

БГ: Безусловно, таких моментов хватает. Я горжусь своим уровнем игры в партии с Владимиром Крамником в 1994 году. Хорошие воспоминания остались и от турнира за звание чемпиона мира 2007 года [проходил по круговой системе — прим. пер.]. По его итогам мы с Крамником разделили второе и третье места. Моя подготовка была очень хороша, как и качество игры. В период с 1998 по 2007 год меня не приглашали на соревнования, которые определяли соискателей чемпионского титула. Это несколько помешало мне с точки зрения максимально возможного карьерного результата.

Смотрите также:  "Интервью" с Вильгельмом Стейницем

ЙФ: Как вы полагаете, шахматы сильно изменились за последние 30 лет? Ощутили ли вы какие-то перемены?

БГ: Изменились многие вещи, это вполне естественно. Сегодня каждый игрок имеет доступ к подробнейшим базам данных с нотациями партий. За последние десятилетия было сыграно невероятное количество партий на высочайшем уровне. Это помогло новому поколению шахматистов. Шахматные программы стали важной частью игры и помогли раздвинуть границы человеческих возможностей.

Три десятилетия назад было сложно получить необходимую информацию. Сегодня же мы перегружены ей. Большую роль обретают навыки анализа и стремление игроков к формированию правильных выводов на основе изученного материала. Но ключевые факторы успеха остаются неизменными: талант, этика, сила характера и вера в собственное видение шахмат.

ЙФ: Вы как-то признались, что являетесь поклонником творчества Акибы Рубинштейна. Влияют ли идеи классиков шахматной теории на те партии, которые мы наблюдаем сегодня в рамках турниров претендентов? Каковые современные шахматы по своей сути?

БГ: Сегодня мы редко можем увидеть заимствование идей из классической шахматной теории. Но все лучшие шахматисты мира прекрасно осведомлены о традиционных приемах прошлого. Это оказало определенное влияние на текущее состояние игры. Лучшим примером становится Магнус Карлсен. Во время пресс-конференции он цитировал ходы из партии Флора против Голдберга. Этот поединок был сыгран в 1949 году! Достаточно лишь этого факта, комментарии излишни!

ЙФ: Ваши книги «Быстрое принятие решений в шахматах» и «Позиционные решения в шахматах» вышли в свет в 2015 и 2016 годах, но уже стали классическими. В этих трудах вы глубоко анализируете ход мыслей гроссмейстера. Но еще более увлекательным мне показались ваш энтузиазм и страсть к шахматам. Что стало причиной столь сильной привязанности и игре и поддерживало интерес к ней на протяжении длинной и по-настоящему выдающейся карьеры?

БГ: Я по-прежнему поражаюсь неиссякаемому богатству позиций в шахматах. Я начинаю и заканчиваю каждый день новой партией. И это делает меня счастливым!

(152)

ХОЧЕШЬ ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ? ПИШИ НИЖЕ