Легендарное шоу с участием Фишера

Легендарное шоу с участием Фишера

457
0

«Бобби Фишер не менее значим для шахмат, чем Род Лейвер для тенниса или Джек Никлаус для гольфа!», — таковы вступительные слова Майка Уоллеса, ведущего шоу «60 минут», произнесенные в вечернем эфире 9 апреля 1972 года. Гостем очередного выпуска программы влиятельного новостного канала CBS-TV впервые стал шахматист. За три месяца до «Матча века» с Борисом Спасским Фишер излучал оптимизм и демонстрировал окружающим уверенность в собственной победе. Бобби не стеснялся называть себя лучшим шахматистом мира. Данная заметка — ретроспективный взгляд на печально известного американского гения.

«Я люблю побеждать соперников…»

Бобби Фишеру исполнилось 29 лет ровно за месяц до выхода в эфир знаменательного выпуска шоу «60 минут». В программе, показанной американским зрителям в прайм-тайм, шахматист заявил, что собирается стать чемпионом мира. Небезосновательно: в активе Фишера были блестящие победы, одержанные по ходу Турнира претендентов в 1971 году. Выдающаяся серия включала разгромы Бента Ларсена и Марка Тайманова (6:0 в обоих случаях) и чуть менее простой выигрыш в противостоянии с Тиграном Петросяном (6½: 2½).

Майк Уоллес рассказал зрителям о важности предстоящего матча между американским гроссмейстером и Борисом Спасским:

«На кону престиж русских. Их игроки считаются лучшими в мире — репутация советской шахматной школы очень высока. Русские удерживают титул чемпиона мира на протяжении 35 лет. Не будем забывать и о призовом фонде матча. Сумма в 138 с половиной тысяч долларов США необычайно велика, бОльшие гонорары стоят на кону только в боксерских поединках!».

Во время выхода шоу в эфир предполагалось, что матч между Фишером и Спасским состоится в Белграде (Югославия). На этом настаивал Бобби. В действительности же матч, в котором было запланировано 24 партии, прошел в Рейкьявике (Исландия) и завершился убедительной победой Фишера со счетом 12½: 8½.

Образ Бобби как шахматного гения прочно закрепился в американских СМИ:

«У этого парня нет команды, нет тренера, нет менеджера. Он не верит чьим-либо советам. Его единственные и самые надежные друзья — фигуры на доске. Его шахматная стратегия и жизненное кредо одинаково таинственны. Этим летом он встретится с Борисом Спасским и, возможно, докажет всем, что Бобби Фишер — лучший шахматист в мире. Ведь именно в этом он пытается убедить всех нас. Фишер подчеркивает, что победит или проиграет он сам — без чьих-либо советов или помощи…».

Интервью Фишера Майку Уоллесу

Расшифровка беседы проводилась на основании версии шоу «60 минут», показанной 9 апреля 1972 года. Ссылка на полную запись программы доступна в конце статьи.

Майк Уоллес: Бесспорно, победа [над Спасским] очень важна для вас. Выигрыш есть выигрыш. Но насколько вас привлекает возможность сломить оппонента в очном противостоянии?

Смотрите также:  Горт вспоминает Фишера. Часть 2

Роберт Фишер: Да-да, я обожаю громить соперников.

МУ: Вы улыбаетесь… Вам нравится сокрушать эго других шахматистов?

РФ: Ага. Знаете, когда они вечером возвращаются домой, они уже не обманываются в оценке самих себя. Ну знаете, все эти «я хорош, очень хорош…».

МУ: Как вы думаете, русские уже начали бояться вас?

РФ: Думаю, им стало страшно сразу после того, как я начал играть в шахматы.

МУ: Они боялись маленького мальчика?

РФ: Ну да. Я прекрасно помню, что их первые статьи обо мне начинались с фразы «он талантливый игрок». Потом они стали разбирать мои партии. И продолжали свой глупый анализ моей личности: «общественное внимание и публичность могут оказать негативное влияние на его развитие в качестве шахматиста». А еще несколько месяцев спустя советские газеты стали изображать меня гнилым человеком. Безусловно, я был тщеславным. Но они написали обо мне столько ерунды, не зная меня лично…

МУ: Они выводят вас из равновесия, пытаются посильнее задеть.

РФ: Сейчас меня это не заботит. Я понял, что все это не имеет никакого отношения ко мне, понимаете? Если бы вы были великим шахматистам, то читали бы такой же бред о себе. Они бы извратили факты из вашего прошлого и копались бы в вашей нынешней жизни.

МУ: Ваш матч со Спасским… Это же в каком-то смысле ответ всем вашим завистникам?

РФ: В каком-то смысле, да. Не думаю, что у Спасского есть что-то личное в отношении ко мне. Меня мало беспокоит то, что думает он. В конце концов, он просто парень, сидящий напротив меня за доской. Но наш матч — это мое сражение против всех русских и той лжи, что они распространяют обо мне.

МУ: Вас беспокоит мастерство Спасского?

РФ: Не слишком сильно. Конечно, он посильнее остальных русских шахматистов, против которых я играл в последние годы, но…

МУ: Да-да, вы встречались со Спасским. Он обыгрывал вас, а вы его — нет.

РФ: Ну… Мы сыграли всего несколько игр, так что… Недавно я просматривал запись его партий на московском турнире памяти Алехина. Это были ужасные игры. Он допустил потери очков в половине партий турнира. Это очень, очень плохие результаты для него.

Смотрите также:  Сенсационный проигрыш Фишера

МУ: Как такое возможно? Ведь Борис, на минуточку, чемпион мира.

РФ: Ха-ха, чемпион мира… Во-первых, я не участвовал в матче за звание чемпиона мира. Так что по сути своей он никакой не чемпион. Он просто лучший игрок из тех, что есть у русских. Но это не имеет никакого значения.

МУ: Что вселяет в вас столько уверенности?

РФ: Когда ты успешен… Послушайте, у всех успешных людей есть что-то, что делает их таковыми. Причины моего успеха? Она же должна быть, так? Очевидно, что у меня есть какие-то способности. И они работают, согласитесь?

МУ: Иногда то, о чем мы сейчас говорим, называют проявлением вашего высокомерия. Я думаю, что это нечто иное. Вы просто…

РФ: Послушайте, высокомерие… Люди лепят на меня этот ярлык много лет. Но в последнее время все успокоились. Почему? Потому что теперь я наконец-то близок к тому, о чем всегда говорил. Я говорил, что являюсь лучшим игроком в мире. И сейчас никто не скажет, что это моё высокомерие или ужасное тщеславие. Теперь моё величие просто очевидный факт.

МУ: Хорошо, когда вы говорите о том, что вы лучший в мире — это не высокомерие. Но люди жалуются на сложность общения с вами. Вам может не нравиться температура воздуха в турнирном зале или интенсивность освещения…

РФ: Все воспринимают эти проблемы с точки зрения организаторов. Никто не думает об игроках. Вы не поверите в то, какие условия нам предлагают во время турниров.

МУ: Приведите пример.

РФ: Однажды я играл в Берлине. Это был матч американской команды против лучших игроков Берлина. Так вот, рядом со мной стояли парни, зрители. И они буквально наседали на меня. Почти опирались руками на мои плечи и голову. Какой-то умник постоянно курил, а дым летел мне в лицо.

МУ: Насколько шахматы тяжелы для тела и разума?

РФ: Они очень тяжелы из-за необычайного напряжения. Необходимо сохранять концентрацию час за часом. Это бывает крайне утомительно.

МУ: Думаю, что это сложно понять тем, кто не играл в шахматы. Наше интервью похоже на то, что происходит за доской…

РФ: Знаете, это напоминает самый сложный экзамен или нечто вроде него. Вы сейчас устали, верно? Так и шахматная партия похожа на пятичасовой изматывающий выпускной экзамен.

(457)

ХОЧЕШЬ ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ? ПИШИ НИЖЕ