Home Истории Don’t worry, be happy!
Don’t worry, be happy!

Don’t worry, be happy!

283
0

Как пережить поражение? Что делать, если в жизни и в шахматах все идет не так, как хотелось бы? Властимил Горт знает ответы на эти вопросы — не стоит паниковать, следует сохранять позитивный настрой. Гроссмейстер делится несколькими анекдотичными историями из своей жизни, которые подтверждают это правило.

Помните о юморе!

Обладают ли шахматисты чувством юмора? Насколько мне известно, серьезные медицинские исследования на эту тему не проводились. Современный шахматист, этот homo ludens [«человек играющий» в переводе с лат., название опубликованного в 1938 году трактата Йохана Хейзинги об играх как культурном феномене — прим. пер.], обычно выглядит как наполненный самокритикой мазохист с легкой примесью садизма. Ему нравится напрягать свой мозг снова и снова — больше, чем заниматься чем-либо другим. Пещерные люди изобрели прообраз азартных игр. Нынешние homo ludens могут насладиться более комфортными условиями роскошных казино во время игры в блек-джек или кости. Разумные же люди не соблазняются азартными играми, предпочитая шахматы.

Знаменитый фильм Милоша Формана (чеха по национальности, к слову) «Пролетая над гнездом кукушки» повествует о событиях в психиатрической больнице. Новый пациент, Рэндл Макмёрфи в исполнении Джека Николсона, бравирует своей неконтролируемостью. Он хочет немного скрасить быт обитателей психушки и постоянно что-то придумывает, в итоге вовлекая пациентов в турнир по покеру. Да, они играют лишь на спички. Но всем чертовски весело! Форман строил планы по созданию ленты о матче за звание чемпиона мира между Фишером и Спасским, состоявшимся в 1972 году в Рейкьявике. Жаль, что проект был свёрнут после предварительных переговоров. Результат работы Милоша оказался бы существенно лучше, чем американская версия этих событий, показанная в ленте «Жертвуя пешкой«.

Веселье и юмор очень важны. После поражений они помогают не уходить в себя. «Самая интересная черта шахматистов — очень странный юмор!«, —сказал как-то Тони Майлс.

Когда я возвращаюсь домой после матчей, моей дорогой жене Бригитте достаточно посмотреть на то, как я иду и как выгляжу. «Ты проиграл?», — спрашивает она, надеясь на ошибку в своем восприятии моей мимики. Я старательно собираю остатки своего юмора и выдаю что-то вроде: «Ты же знаешь, что я полный дурачок, обладающий единственным талантом — проигрывать!«.

«Бокал-другой вина и спагетти по-домашнему всегда тебе помогают…«, — утешает меня жена. И это действительно позволяет забыть о поражении.

Горт — Спасский. Популярная вывеска шахматных матчей в недавнем прошлом. Мы часто оказывались по разные стороны одной доски. Мне хорошо знакома мимика Бориса, я мог ориентироваться на нее по ходу наших партий. Ведь во время турниров шахматисты встречаются друг с другом в сложных условиях, которые бессознательно приводят их к определенной близости отношений. Эти отношения оказываются более тесными, чем почти безэмоциональное общение с соседями на уровне «доброе утро-добрый вечер».

Как быстро оправиться после ошибочно сделанного хода? Сложный вопрос, у каждого свои рецепты. Моё предложение таково: «Перемещайте свои фигуры столь же плавно, как гладите кошку — от головы и до самого хвоста. Никак иначе — или столкнетесь с острыми когтями пушистого питомца!«.

Гроссмейстер Людек Пахман в своих мемуарах писал: «Победа на пражском Пасхальном турнире 1943 года позволила мне завоевать расположение со стороны чемпиона мира Алехина. После каждого тура соревнований он приглашал меня в свой номер в отеле для анализа партий. К сожалению, сиамский кот мадам Алехиной буквально ненавидел меня и оставил на память о себе несколько царапин!». Кто знает, почему так случилось… Животному могли не понравиться ходы Людека!

Хорошо известный в шахматных кругах конфликт случился во время матча Нимцовича и Ласкера. В те времена не существовало запрета ФИДЕ на курение во время партий. Нимцович, обладавший лучшей позицией, пожаловался арбитру на оппонента. Почему? На игровом столе перед Ласкером, любителем кубинских сигар, стояла пустая пепельница. «Но я не курю!«, — ответил немец судье. «Вы угрожаете мне тем, что начнете курить, — парировал Нимцович, — а это намного хуже!«. Да, в шахматах угроза часто может действовать на соперника сильнее, чем её непосредственное исполнение. Существуют два типа этого явления. Первый заставляет вас усмехнуться из-за своей нелепости. Второй — настоящий — требует уважения и достойного ответа.

В большинстве европейских стран шахматный сезон стартует во второй половине октября, но французы проводят Beaujolais Primeur [в России более известен как Божоле-нуво, праздник молодого вина — прим. пер.] в третий четверг ноября.

Смотрите также:  Аналитические и критические работы (1942-1956)

Иногда после проигрыша я не могу поверить в то, что мог совершать столь глупые ходы. Ходы, которые привели меня к поражению в партии. Если вам не повезет — во что я слабо верю — проиграть свою первую партию в новом сезоне (а вашей команде — весь матч), то я с радостью предложу свой набор первой помощи под названием «Не волнуйтесь, будьте счастливы…». И, конечно, не забывайте о Beaujolais Primeur — помощь молодого вина в преодолении поражений неоценима!

Ночь размышлений

В апреле 1968 года я впервые в жизни оказался в Монако. Турнир, на который меня пригласили, проходил в самом центре Монте-Карло, уже в то время ставшим одним из самых популярных мест отдыха для европейской элиты. Я, привыкший к скромности быта в условиях чехословацкого социализма, не мог поверить своим глазам — роскошь поражала своим размахом.

В шестом туре мне довелось играть с его будущим победителем — Бентом Ларсеном. Мой соперник пребывал в отличной спортивной форме. После пяти часов игры наступило время для перерыва и последнего хода перед ним. Через три минуты после объявления паузы уверенный в себе Ларсен отдал судье конверт со своим ходом. Я только что проиграл пешку и не горел желанием принимать участие в ужине для игроков. Мне хотелось поскорее проанализировать текущую позицию с помощью маленькой карманной доски и набора шахмат на магнитах.

Какой ход мог сделать мой оппонент? В целом у него было только два варианта: 44. e4-e5 или 44. f4-f5. После многочасового анализа я по-прежнему не был уверен ни в одном из них. На меня навалилась усталость — я понял, что не могу продолжать разбор игры. Все, что мне требовалось для отдыха — ванна, наполненная горячей водой. Перешагнув через борт белоснежной чаши, я оказался в густой белой пене. В одной руке я держал маленькую шахматную доску, в другой — чайник свежезаваренного чая.

«Где я, сколько сейчас времени?«, — мои первые мысли после пробуждения в ледяной воде ранним утром. Шахматные фигуры плавали вокруг меня, доска оказалась на дне ванны, осколки керамического чайника валялись на полу комнаты. «Давай, Власти, вылезай из воды и приступай к работе!«, — я вдруг понял, что у меня еще осталось время на размышления. Но мне по-прежнему не ясно, что выберет Ларсен: 44. e4-e5 или 44. f4-f5.

Ровно в восемь утра в моем номере зазвонил телефон. Кто бы этом мог быть? Об этом я расскажу чуть ниже… По завершении телефонного разговора мне пришлось поторопиться: меня одолел голод. Схватив магнитную доску, я помчался на завтрак.

Мне повезло! Бент Ларсен выбрал более слабый вариант продолжения партии. Моя «аналитика из ванной комнаты» помогла спасти игру и свести её к ничьей. Но почему же магнитные шахматы утратили свою популярность? Они доступны, просты в использовании и, внимание, не нуждаются в батарее!

Нарушитель

Телефон зазвонил как раз в тот момент, когда я пришел в себя после долгой ночи в ванной комнате и попыток найти лучший ответ на возможные ходы Ларсена после возобновления партии.

Кто мог звонить мне здесь, в Монте-Карло? Кому я мог понадобиться так рано? Неужели кто-то из дома? Но нет, это был еще больший сюрприз! На другом конце провода оказался Михаил Моисеевич Ботвинник! «Если желаете, можете зайти ко мне в номер. Покажу вам некоторые варианты развития вашей прерванной партии…», — вещала трубка голосом чемпиона мира.

Смотрите также:  Салли вспоминает Мишу

Как житель страны, входящей в организацию Варшавского договора, я прекрасно понимал русский язык. Я был шокирован предложением Ботвинника. Да, я сразу понял, что он предлагает. Но мой личный кодекс шахматной чести запрещал мне принимать помощь от соперников по турниру. Несправедливым я считал и вариант помощи с моей стороны кому-либо из коллег-шахматистов.

Ботвинник был моим шахматным кумиром. Перед турниром в Монако он объявил, что эти соревнования станут последними в его карьере. Но до сих пор я считаю предложение легендарного игрока и бывшего чемпиона мира возмутительным.

Мой ответ потребовал предельной концентрации. На идеальном русском языке я выдал: «Подобное может оставаться обычной практикой в Советском Союзе. Но в цивилизованных странах так не поступают. Обладайте достаточным достоинством для того, чтобы победить в последнем для вас турнире самостоятельно. Я очень разочарован вами, товарищ Ботвинник!«.

Моя Чехословакия не была советской провинцией, а я не был вассалом страны Советов. Бывший чемпион мира остается бывшим везде: в СССР, Чехословакии или Монако. Позже я подумал о том, что Ботвинник был известен как сторонник товарища Сталина. И Михаил Моисеевич, безусловно, отправил бы танки в Прагу в августе 1968 года для «помощи братскому народу Чехословакии».

Ботвинник швырнул трубку на телефонный аппарат. Он не смог выиграть турнир в Монте-Карло. Да, ему было 57 лет, но он оставался игроком высочайшего уровня. Второе место в таком возрасте — великолепный результат.

Так или иначе, наши «отношения» завершились этим телефонным разговором. Но нам предстояло сыграть очную партию в восьмом раунде турнира. Подробности — в следующей истории.

Молчание — тоже ответ

Игра против живой легенды шахмат стала для меня целым событием. Мне было всего 24 года, я только начинал свою шахматную карьеру!

После неудачной беседы с Ботвинником по телефону я решил забыть о нашем конфликте и начать все с начала, без каких-либо проблем. Я вошел в турнирный зал воодушевленным, свежевыбритым. На моей шее красовался не характерный для моего гардероба галстук. Я оказался за столом за несколько минут до начала игры.

Мой знаменитый оппонент прибыл к доске под гонг. В руках он держал свой не менее знаменитый термос. Ботвинник не одарил меня взглядом или приветствием. Он сел, пропустив традиционное рукопожатие с соперником, и сделал свой первый ход. Все выглядело так, словно он играет с призраком.

Мне достались черные фигуры, я решил сыграть Староиндийскую защиту. Это был не лучший вариант дебюта. Мне нравилась позиция Ботвинника, но нехватка времени всегда благоволит молодому поколению. Наша игра не стала исключением. У нас оставалось немного времени, экс-чемпион совершал не лучшие ходы, обеспечивая выравнивание позиции на доске и приближение эндшпиля. После 27 хода я предложил ничью. Следуя правилам ФИДЕ, я озвучил предложение на английском и русском языках одновременно с перемещением фигуры. Затем нажал на кнопку часов. У меня оставалось около пяти минут, у Ботвинника чуть меньше. Принял ли он моё предложение? Нет. Экс-чемпион молча сделал следующий ход.

Отсутствие ответа — тоже ответ. Я легко вел игру, в обозримом будущем она не сулила мне никаких проблем. Я совершил быстрый визит в уборную и вернулся к доске. Там меня ждал сюрприз — Ботвинника нигде не было видно. Но на столе лежал подписанный им протокол. Ничья!

Французский арбитр, наблюдавший всю сцену от начала и до конца, подошел ко мне. На безупречном английском он сказал: «Господин Горт, вас признают победителем, если вы подадите протест!». Немного подумав, я взял ручку и подписал протокол, согласившись на ничью. Но мой кумир потерял остатки своего некогда славного ореола.

На церемонии чествования призеров турнира я рассказал Ларсену всю историю наших с Ботвинником взаимоотношений в Монте-Карло. «Не переживай, Властимил, мои аналитические способности гораздо лучше. Я выиграл бы наши соревнования в любом случае!«, — ответил Бент.

(283)

ХОЧЕШЬ ОСТАВИТЬ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ? ПИШИ НИЖЕ